(Ал)химия прошлого: выпускники Шанинки — о конференции по публичной истории в России

3-4 июня 2016 года в Москве на Департаменте медиа НИУ ВШЭ и при поддерже Фонда им. Фридриха Эберта в России пройдет конференция «Прошлое – чужая страна? Публичная история в России». Организуют конференцию выпускники программы Public History Шанинки Егор Исаев (НИУ ВШЭ), Андрей Завадский (Свободный университет Берлина), Артем Кравченко (МВШСЭН), Варвара Склез (Независимая исследовательская лаборатория Theatrum Mundi) и Екатерина Суверина (Музей современного искусства «Гараж»). Мы поговорили с командой организаторов о публичной истории и предстоящей конференции.

Почему тема конференции сегодня актуальна?

Егор: Я, пожалуй, с ходу не назову тему более актуальную: о чрезмерной политизации истории в современной России говорят наперебой. Однако есть еще целый список проблем, который если и присутствует в публичных дискуссиях, то где-то на периферии. Это, в первую очередь, касается отсутствия понимания того, что из себя представляет аудитория, демонстрирующая сегодня повышенный спрос на историю, проблемы языка и «трудности перевода» текстов историков. Не хватает прямой коммуникации между людьми, создающими разные исторические продукты: учителями, работниками музеев, режиссерами, медиа-менеджерами и так далее, с одной стороны, и историками – с другой.

Важно также говорить о кризисе профессионального исторического сообщества как экспертного в публичной сфере. С другой стороны, нельзя не отметить, что – возможно, в ответ на этот кризис – начался процесс оформления нового профессионального сообщества историков: появились Вольное историческое общество и Российское военно-историческое общество, был создан журнал «Историческая экспертиза» и пр. Более того, в России сегодня существует три магистратуры по публичной и прикладной истории, которые фактически создают новую профессию. И это все надо как-то осмыслять. Поэтому нам показалось уместным сместить точку зрения исключительно с проблем достоверности на проблемы коммуникации, таким образом расширяя поле для дискуссии.

Андрей: Публичная история – не столько про прошлое, сколько про настоящее, а настоящего сегодня так много, что задохнуться можно. Оно льется на нас из всех возможных медиа и немедиа, оно повсеместно и всеохватно. При этом прошлое растворено в этом настоящем, его концентрация зашкаливает. А вот будущего мало (об этом было чудесное эссе Марии Степановой на «Кольте»). Чтобы хоть немного разобраться в происходящем сегодня и тем самым добавить в раствор по крайней мере несколько капель завтра, важно использовать все доступные инструменты. Публичная история – весьма продуктивный способ осмыслить настоящее. В этом процессе важную роль играют и практики, создающие, скажем, спектакли о ГУЛАГе и сталинских репрессиях (будь то «СЛОН» Андрея Стадникова или «Второй акт. Внуки» Михаила Калужского и Александры Поливановой), и исследователи, анализирующие эти спектакли. Публичные историки – словно химики или даже современные алхимики, которые пытаются изучить раствор повседневности и по мере сил изменить его состав.

Артем: Хотя с переизбытком будущего тоже стоит быть острожным. Опыт утопических экспериментов не может об этом не напоминать.

Чем определяется выбор тем для секций и круглых столов? Какова логика построения конференции? Какие секции или круглые столы в рамках конференции вы хотели бы выделить?

Варвара: Для нас очень важна идея публичной истории как поля, в котором работают и практики, и исследователи. Поскольку границы этого поля довольно сложно очертить (что само по себе может быть интересным стимулом к размышлению), а его генеалогия сильно отличается в разных странах, конференция начнется с пленарного заседания, где выступят люди, участвовавшие в создании публичной истории как дисциплины.

Нас как исследователей истории в медиа очень интересует, что происходит с историческим материалом, когда он попадает в пространства, устроенные по другим принципам. Возможно ли сохранить всю сложность истории и при этом сделать ее немного ближе для современных людей? Действительно ли прошлое – «чужая страна»? Поэтому у нас будет целая секция, в которой мы хотим поговорить с практиками, работающими в разных медиа, и попытаться понять, как они справляются с этими сложностями. Это же напряжение между необходимостью дистанции по отношению к прошлому и его чрезвычайной эмоциональной нагруженностью будет в центре теоретической секции, посвященной подходам к исследованию аффекта.

Екатерина: Это наше желание понять, как концепции и подходы академических исследований соотносятся с реальными практиками, сохраняется и в других секциях – о локальных практиках памяти и об образовательных практиках, связанных с историей.

Какие спикеры уже подтвердили свое участие?

Екатерина: На сегодня свое участие подтвердили художник Гриша Брускин; журналист и соавтор книги «58-я. Неизъятое» Елена Рачева; создатель проекта «Топография террора» Александра Поливанова; директор иркутского Центра независимых социальных исследований и образования Михаил Рожанский; создательница программы Public History в Шанинке Вера Дубина. Приедет Галина Янковская, руководитель программы «Теория и практика прикладных исторических исследований» в Пермском университете; руководитель образовательной программы «Прикладная и междисциплинарная история» НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Юлия Лайус; исполнительный директор питерского ЦНСИ Оксана Карпенко.

Егор: Кроме того, будут участвовать профессора НИУ ВШЭ Игорь Данилевский и Елена Рождественская; руководитель программы по публичной истории в Шанинке Роман Кончаков; руководитель молодежных и образовательных программ «Мемориала» Ирина Щербакова; создатель проекта CultLook Оксана Мороз. Еще мы очень надеемся, что к нам смогут приехать профессор Принстонского университета Сергей Ушакин и научный сотрудник Эйнштейновского форума в Потсдаме Михаил Габович.

Кому будет интересна конференция?

Артем: Всем, кто хотел бы разобраться, как сегодня в России обращаются к прошлому и с прошлым: что разные части общества пытаются в нем найти, какие механизмы при этом задействованы и так далее. Разумеется, эта проблематика почти безгранична – и мы коснемся только нескольких тем. Тут важно подчеркнуть, что в центре внимания нашей конференции – не само прошлое, не очередная попытка проникнуть в него и узнать, «как все было на самом деле», а именно размышления о том, как мы обращаемся с прошлым, какие с ним сегодня происходят метаморфозы. Если есть желание поразмышлять над этим вопросом – значит, и на конференции должно быть небезынтересно.

Насколько велико сегодня сообщество исследователей и людей, интересующихся Public History?

Варвара: Тут стоит упомянуть о нескольких разных вещах. Если говорить о международном сообществе исследователей Public History, то оно уже достаточно велико. Есть несколько специализированных научных журналов, множество университетов, где преподают Public History. В общем, речь идет не о новомодном гуманитарном направлении, а об оформившемся сообществе, которое продолжает расширяться.

Если говорить о тех, кто именно в России размышляет о публичной истории как отдельной области гуманитарного знания, то пока это ограниченное число людей. Но есть все основания полагать, что их будет становиться больше. Во-первых, за последние годы появилось несколько университетских программ, которые так или иначе обращаются к проблематике Public History. Вслед за первой в России программой по публичной истории в Шанинке появились родственные по проблематике курсы в Перми, Санкт-Петербурге. И все это – буквально за несколько лет. Во-вторых, авторы научных статей все чаще обращаются к Public History как проблемной области. Наконец, плохо это или хорошо, но в последние годы в России общественное внимание постоянно обращено к проблемам истории, разговора о прошлом. Это создает дополнительный интерес к тому, как прошлое существует в настоящем.

Артем: Если же говорить о Public History не как об исследовательском направлении, а как о практической области, то людей, которые в той или иной форме «практикуют» публичную историю – производят тексты, видео-продукты, участвуют в разных практиках «приобщения к прошлому» — сегодня невероятно много. И в России, и во всем мире. И одна из важнейших задач Public History как раз в том, чтобы начать разговор с этими людьми. Разговор этот может быть самого разного характера. Но что важно, историк вовсе не обязательно будет выступать с «учительских» позиций. Наоборот, в Public History исходно есть довольно отчетливое стремление к тому, чтобы, например, высвободить индивидуальную память о прошлом, дать ей голос. Или чтобы не научить, а помочь не встроенным в академическую систему людям, которые сами стремятся проводить изыскания о прошлом.

Оргкомитет конференции состоит из выпускников Шанинки. Делаете ли вы еще какие-то проекты или исследования вместе? Можно ли говорить о том, что Шанинка сформировала вокруг себя сообщество Public History?

1 (1).jpg

Андрей: Несомненно. Это сообщество состоит прежде всего из создателей, преподавателей, студентов и выпускников шанинской магистратуры по Public History, которые постоянно обмениваются мыслями и идеями. Постепенно это сообщество расширяется, выходит за пределы Шанинки – не зря в последнее время в России возникло сразу несколько учебных программ в этой области, о чем уже говорила Варя. Андрей Зорин и Вера Дубина, создатели программы в Шанинке, уверен, выступили тут по меньшей мере источником вдохновения.

Но самое прекрасное, что программа по Public History свела вместе нас – людей с такими разными бэкграундами. Варя занимается театром и теорией истории, Катя – детской литературой и кино, Артем – советским детством и практиками рассказа о прошлом, Егор – кино и теорией медиа, меня же интересуют музеи памяти и цифровые воспоминания. Именно публичная история стала клеем, который соединил наши разные интересы и знания. В этом, на мой взгляд, наше главное преимущество как неформальной исследовательской группы. Вместе мы (вместе с Верой Дубиной, которая очень нам помогает) ездили в Констанц на семинар к Алейде Ассман, участвовали в зимней школе в Перми, посвященной памяти о тоталитаризме, и во многих других мероприятиях. Предстоящая конференция – наш первый совместный проект, но планов много, вплоть до создания независимой исследовательской лаботатории по Public History. Как показывает опыт, мы отличная команда. Даже когда шумно спорим о понятии «публичная история».

Артем: Я, кстати, до сих пор думаю, что «история в публичном пространстве» – более емкий вариант перевода.


Конференция «Прошлое – чужая страна? Публичная история в России» пройдет 3-4 июня 2016 года в Москве при поддерже Фонда им. Фридриха Эберта. до 10 апреля идет прием заявок на участие в секции «Историческая политика и локальные практики памяти». Тезисы доклада (500 слов) и академическое CV принимаются на адрес pubhisconf@gmail.com. Подробнее о конференции.

 

Новости Шанинки, 3 апреля 2016 года 

Оставить комментарий