Одни Другие: Андрей Завадский о страхе как главной скрепе российского общества

Собрались сходить в Третьяковку с семьей. Сестра пойти не смогла и у меня оказался лишний билет — но не взрослый, а студенческий. Я решил отдать билет пер...

Свобода на ощупь: Андрей Завадский о книге «Музей 90-х: территория свободы»

«Сы-ы-ы-ы-ыр-р-р-р-р», — громко восхитился примерно шестилетний я, обнаружив дефицитный продукт в привокзальном магазине соседней с нашим городом деревни. Родит...

Память о нацизме: между историзацией и морализацией // Андрей Завадский о книге Алейды Ассман «Новое недовольство мемориальной культурой»

Ни один разговор о коллективной памяти сообществ не обходится без упоминания Германии. В этом ничего удивительного нет: со времен Второй мировой войны немцы доб...

(Ал)химия прошлого: выпускники Шанинки — о конференции по публичной истории в России

3-4 июня 2016 года в Москве на Департаменте медиа НИУ ВШЭ и при поддерже Фонда им. Фридриха Эберта в России пройдет конференция «Прошлое – чужая страна? Публичн...

Письма из лагеря как способ сохранить себя: случай художника Григория Филипповского

Андрей Завадский анализирует, каким образом возможность регулярно писать письма помогла советскому художнику-иллюстратору Григорию Филипповскому, приговоренному...

Попытка ухватить индивидуальное в истории: биография в исторической науке

Интервью Андрея Завадского с доцентом магистерской программы «Public History. Историческое знание в современном обществе» Московской высшей школы социальных и э...